Катастрофа истребителя МиГ-23

PDFПечатьE-mail

4 июля 1989 года, во время выполнении обычного учебного полета над Польшей с истребителя МиГ-23 был вынужден катапультироваться советский летчик.Сам самолет  пролетел еще целых  900 км, пока не разбился на территории Бельгии. В итоге на земле погиб один человек.

 

С аэродрома в районе городка Колобжега (Польша) 4 июля 1989 года взлетел истребитель МиГ-23М. За штурвалом самолета находился летчик 1-го класса полковник Николай Скуридин. Это был опытный пилот имевший налет более 1700 часов, в том числе на МиГ-23 – более 527 часов. В прибрежном годке Колобжег в это время находилось большое количество отдыхающих.
В этот день это был уже второй полет этого летчика.  Все шло в штатном режиме до высоты 90 метров. Потом произошел хлопок в левом воздухозаборнике, скорость внезапно упала с 555 до 355 км в час, снизились обороты двигателя. Пилот решил катапультироваться, все указывало на остановку двигателя. С земли подтвердили решение. Повернув истребитель в сторону моря, летчик катапультирвался. Приземление прошло удачно. Никто не мог предположить, что истребитель продолжит полет.
После катапультирования, самолет неожиданно пркратил снижаться и на небольшой высоте скрылся из вида. После расшифровки данных из черного ящика выяснилось, что по прошествии 6 долгих секунд после катапультирования двигатель неожиданно начал увеличивать обороты и МиГ родолжил свой полет в автоматическом режиме, при этом с незначительным набором высоты.
Через некоторое время двигатель снова выключился на короткое время, а потом вышел на рабочий режим. Выполняя команды автоматики, самолет продолжил следовать курсу постепенно набирая высоту до 12000 метров пока не закончилось топливо. Самолет летел в полной боевой готовности и включеннынной системой распознования «свой-чужой».
До момента выхода самолета к границе с ФРГ ПВО стран Варшавского Договора оспокойно отслеживала полет саолета, в этот день проходило много тренировочных вылетов.
 В 12.20 ПВО ФРГ зафиксировали нарушение воздушной границы летящим объектом на высоте 12км; он летел со скоростью 465 киломметров в час. Через 90 секунд на перехват с военной базы НАТО было  поднято звено из двух американских истребителей.
Обмен сообщениями напоминал сводку боевых действий. Через 15 минут летчики с истрибителей отправили сообщение, что видят самолет противника. Еще через 60 секунд земля получила сообщение, которое изумило военных специалистов: боевой истребитель МиГ-23 с советскими военными опознавательными знаками летел… без летчика.
Пилоты натовских самолетов получили приказ продолжить сопровождение МиГ-23. Довольно большая высота и сравнительно низкая скорость полета МиГ-23 сводили к минимуму враждебные намерения. Да еще, на беспилотном истребителе не было установлено штатное вооружение — ракеты класса «земля — воздух» («МиГ» был оснащен 23-мм пушкой). Тем не менее боевая тревога удерживала в напряжении сотни людей: полет проходил над густонаселенными районами ФРГ, Нидерландов, Бельгии.
Пилотам на истребителях приказали сбить «МиГ» только в крайнем случае. Не имея достаточной информации, военные специалисты НАТО все-таки надеялись, что, израсходовав горючее, советский истребитель упадет в Ла-Манш.
А самолет в режиме автоматики летел до окончания топлива и после остановки двигателя перешел в плавное снижение, после потери скорости он упал на территории Бельгии — почти плашмя — на жилой дом в деревне Кооихем, близ города Кортрейк (Куртрэ), в 15 км от бельгийско-французской границы. Дом фермера де Лара был полностью разрушен а сын хозяина — 19-летний Вим де Лар погиб.
Советская сторона выразила соболезнование родственникам и заплатила семье погибшего 800000 долларов США. Николай Скуридин написал письмо родственникам погибшего парня, где выразил свое исреннее сожаления по поводу случившегося.
Полет МиГ-23 длился всего 1 час 22 минуты. За это время самолет смог преодолеть около 900 км.
Западные специалисты непонимали почему советская сторона не приняла мер, для пресечения полета пустого самолета. Высшие офицеры ВВС Дании говорили, что в случае неполадок, аналогичных тем, что произошли с советским истребителем, датские летчики по инструкции должны перед катапультированием установтьб автопилот истребителя так, чтобы он направился в сторону пустынной местности или открытого моря.
Уже 14 июля советские эксперты осмотрели разбитый МиГ-23, а потом получили  согласие на  отправку остатков в СССР. Министр обороны Бельгии Ги Коэмом 6 июля 1989 года выдал распоряжение генеральному штабу внести в органы НАТО предложение об организации совместного «кризисного центра» НАТО и Организации Варшавского Договора, через который можно было бы получать информацию о возможных происшествиях.
Специалисты Опытно-конструкторского бюро имени А. Микояна были удивлены этим случаем, ведь подобного слачая в их практики небыло.
В то время датская газета «Берлингске тиденде» вспомнила о похожем случае 20-летней давности, который произошел с истребителем ФРГ. Там пилот о во время полета потерял сознание и неуправляемая машина прошла над территорией ряда стран Варшавского Договора, а затем под воздействием воздушных потоков повернув в сторону Скандинавии разбилась в Северной Норвегии.